?

Log in

Previous 10

May. 28th, 2007

как опоздать на работу: advanced

   Если проснувшись  утром, Вы, несмотря на необходимость оказаться там вовремя именно сегодня, твердо вознамерились опаздать на работу, но пока не знаете, с чего начать, то эта инструкция для Вас. Внимательно ознакомьтесь с текстом, действуйте точно в соответсвии с инструцией и опоздание на 1- 1,5 часа Вам гарантировано. 


 
 

May. 11th, 2007

(no subject)

    Миры переворачиваются. Кто-нибудь сомневался, что это действительно так? Миры действительно переворачиваются, и при этом из-за всякой ерунды. Ах, двухдневное похмелье. Ах, потерянных студенческий билет, обиженные друзья и скандал в баре... Есть чувcтва, к которым привыкаешь только с потерей частички себя. Стыд - такое чувство. Благодарение Богу за то, что мне все еще стыдно. Или... Да, не все ли равно?
   В перевернутом мире, как в сломанном стеклянном колокольчике болтаются на дне дымящие урны, цветочные клумбы, случайные лица, бездомные собаки. Если смотреть долго, изображение начинает струиться, колыхаться, маятник качается снова - и тебе уже совсем ничего не хочется, тебе даже страшно, что у тебя есть дом, потому что выбора нет, и идти все равно больше некуда. Даже если стены дома начинают сжиматься, стоит тебе переступить порог, даже если кактус на окне твоей комнаты - тебе враг и недвусмысленно жаждет крови. Даже если прятаться - не в твоем характере. Тебе все равно некуда больше идти. И до тошноты, до истерики, до ненависти... ты пойдешь домой, потому что иногда нет смысла шутить с судьбой, иногда становится просто уже совсем не смешно.  
   И вот пуcкай только попробует кто-то в этот момент посоветовать весело отвлечься на телевизор, на приготовление салата. Ну попробуйте, доброжелатели, предложить мне веселенькую прогулку.  Вы же знаете, фланируя по парку я непременно куплю себе голубенький воздушный шарик, чтобы перепилить себе пальцы целофановой веревочкой и пачкая тварь кровью раздавить ее голыми руками, не испугавшись хлопка. Страх в данном случае совсем другая история, и возможно это и есть единственный плюс. 
   А орахнофобия это вам не шутки.    

  

May. 2nd, 2007

(no subject)

(no subject)

Вопреки тому что в наш атомный век психоанализ и прочее самокопание объявлены в лучшем случае моветоном, а в худшем - чем-то в роде симптома  хронического лузерства, сегодня по дороге на работу меня неожиданно заинтересовал вопрос классификации людских характеров, а точнее места в этой классификации меня лично. В прочем, о класификации окружающих я думала не так уж долго - на эту тему существует неограниченное количество психологической макулатуры, и (из собственного опыта) Бог в помощь тому, кто попытается отличить в ней зерна от плевел. Единственный вывод по поводу широкой общественности, посетивший меня, кажется, в районе перехода с Невского на Гостинку - практически любой человек, будь то прогматик, романтик, идеалист, пофигист или прожигатель жизни (или все это вместе взятое), приблизительно отдает себе отчет в том как именно он хочет жить и в меру своих сил к этому идеалу стремится. И вот тут вот (набитый вагон медленно отчаливает от станции), тут-то и возникает сакраментальное - Ха! У меня все вовсе не так как у других (always remember you're unique. just like everyone else :) ).   

Apr. 28th, 2007

(no subject)

  Этой весной совершенно невозможная погода. Стоит одеться легко - идет снег, стоит одеться тепло - жара, почти как летом. Почему-то этой весной в моей одежде прочно укрепился черный цвет, и никуда от него не денешься... Черная весна, весна невидимки.   

  Этой весной мою жизнь покинуло много ненужных мне людей. Я слышу как их шаги затихают где-то за спиной, и на моей душе становится спокойно и радостно, как будто я закончила весеннюю уборку в своей записной книжке... Вычеркиваем :)

  Этой весной хорошо вспомнается прошлое и легко делаются правильные выводы. Легко - потому что с еще большей легкостью забываются, а правильные, потому что помогают жить именно в ту секунду.

  Этой весной много перемен. Сами, без посторонней помощи они приходят и негромко стучат в мою дверь. Я впускаю. Да, я как и раньше плыву по течению, только ни с того ни с сего оно зарулило в нужную сторону. 

  Этой весной от меня сбежала черная мышь, одичала и живет в моей комнате. Она осваивает большой мир, а я распихиваю дольки яблок под шкафы и батареи. В принципе, мы довольны друг другом. 

  Этой весной как-будто что-то не так, и мне вдруг некуда спешить. Это не конечная, это бааальшая остановка. И даже песни Цоя больше не пахнут портвейном и не будоражат воспоминаний о переходном возрасте...    


GEmAm     D  G      Em Am D
Весна. Постоянный насморк.
    GEmAm        D     G   Em Am D
Весна. Солнце светит опять.
  GEmAm     D   G  Em Am D
И я промочил ноги.
      Hm  Am             G
Весна. Я опять иду гулять.

Весна. Я не могу усидеть дома.
Весна. Я люблю весну.
О чем поют в моем дворе кошки?
Нет, нет, нет, нет, я не усну.

Весна. Я уже не грею пиво.
Весна. Скоро вырастет трава :)))



 
                                                          




    

    

   

Apr. 26th, 2007

Давно и неправда

   

С горы катилось квадратное колесо. Попав в его поле зрения как в кадр фотоаппарата оно как ни в чем ни бывало продолжило падение, постепенно исчезая из вида. В этом не было ничего удивительного.

       Водопад бывший когда-то ручьем был чуть видим краем его глаза. В переплетении бесчисленных струй, сразу же исчезая, рисовались картины – бессмысленно-ностальгические – прошлого, неуловимо-точные – настоящего,  расплывчато-радужные, пугающие – будущего.

       Напротив него на поросшей разноцветной травой поляне, куда по вечерам приходили петь всегда казавшиеся ему туманом животные, сейчас росло высокое абрикосовое дерево. И все пространство вокруг него было усыпано ярко-оранжевыми абрикосами, косточки которых начиненные снами селились в складках одежды съевшего их.

       Где-то под его ногами было стекло, а может быть зеркало, за которым лежал точно такой же мир только не заката, а восхода. Но он уже почти совсем забыл о существовании этого мира, потому что стекло превратилось в лист исписанной бессмыслицей бумаги не менее суток назад.

       Где-то рядом с горизонтом ветер закручивал облака в спирали и красил во все оттенки синего цвета. Камни справа от сидящего шептались о дожде. Рядом с его рукой тихо цвел подорожник. Сзади ничего не было.

       «На сегодня довольно», - подумал он открыл дверь и вышел туда где все что он видел было не больше чем картинкой с ковра над диваном. Он плотно закрыл за собой дверь, совсем забыв о ключе из мятой конфетной бумажки, оставшейся лежать на траве под кустом дикой смородины. Отныне не было пути назад.

       И сухой кленовый лист на подоконнике, гул машин за окном и ветер, пахнущий дождем и бензином, навсегда стали его единственной реальностью, простой и ясной, как квадрат солнца на лакированном полу, не сумев сложиться в ключ от новой двери. Погода не зависит от настроения.      

Mar. 30th, 2007

немного о прекрасном

     Чтобы разбить камень, нужно на этот момент оказаться в сказке... Бедные люди, где ваша счастливая реальность? Тихая музыка, пряники к чаю? Это не обидно и не страшно, это всего лишь грусно. Мир слишком прост, и рамки его четко очерчены и очень узки. По сравнению с чем? Ну хотя бы по сравнению с тем, что кажется. А как иногда хочется, чтобы все было красиво. Каждый жест, каждая ситуация, каждая случайная уличная сцена... Как в хорошо срежиссированном фильме. Изящество - не пустой звук, это целая философия. Кто сказал, что декаденты не имели идеи? Они стремились к прекрасному. А все мы только и делаем, что стремимся. К прекрасному. По разному это для себя объясняя. 

Mar. 29th, 2007

о принятии решений

   Черт знает почему, творчество группы Сплин, всегда казалось мне музыкой молодых и сильных... 

  Сегодня в процессе ежедневного просиживания задницы в офисе окончательно приняла давно назревавшее решение поступать на журфак. Хех. И отсутствие денег, времени, публикаций в СМИ и связей на факультете, равно как и, мягко говоря, несовпадение с моим первым образованием - мне ни фига не помеха.
  
   В конце концов, решения принимаются либо так, либо никак. 
  
   Ну а ошибки бывают разной степени тяжести, и это еще не повод в них упорствовать. Да, пять лет своей жизни я потратила на хуйню, которой мне на выходе совершенно не нравится заниматься. Да, жалко времени и денег на вышеозначенную хуйню затраченных. Вывод - самое время отыскать себе новую хуйню и - ...заниматься, заниматься, заниматься.  Вдруг да повезет на этот раз? 

  Ловлю себя на стиле записей Катечкиной. Начиталась, блин...
 

Mar. 26th, 2007

(no subject)

   За окном идет дождь, течет по стеклам. Нужно ехать на работу, а я слушаю Боба Дилана и никуда не хочу. Жизнь – хорошая штука, только почему-то всегда требует расплаты за попытку делать не то, что надо, а то, что хочется............. 
  Дождь. В комнате красиво. Я не хочу идти на улицу, там будет мокро и нельзя слушать Боба Дилана, разве это уже не причина? Наверное, все-таки не причина. Вот за этим я и пишу это – чтобы оправдать. А получается плохо, потому что совсем неясно – о чем. Ну а все-таки, почему обязательно о чем-то?

  Шел дождь, а под дождем шел человек. Человеку было весело под дождем. Он улыбался и слегка ежился, когда струи воды с зонтиков прохожих стекали ему за шиворот. Он был без зонтика, и если посмотреть на улицу сверху, например, с крыши дома поблизости, то можно было увидеть безбрежное море движущихся зонтиков и  одну непокрытую голову с пространством вокруг. Как старо…

  На крыше действительно сидел человек и смотрел вниз. Он видел зонтики, непокрытую голову веселого человека, и ему было грустно. С какой стати? Ну просто потому, что он сидел под трубой на крыше и смотрел на дождь. И на зонтики внизу. И на небо над головой. А небо было темно-темно серое.

  А двумя этажами ниже сижу у окна я. И пишу все это. Просто так. Чтобы никуда сегодня не идти, а целый день слушать дома Боба Дилана.

 

Mar. 23rd, 2007

(no subject)

      

       Странный город… Большие дома, широкие улицы, холодно. Можно идти вперед. Можно бесконечно идти вперед, все равно никуда не придешь, все равно окажешься везде. Это не так просто, как кажется. Странно. Плывут по черному небу белые облака, светят маяками желтые окна. Зеленое дерево в фонарном свете, как из фантастического пейзажа. Моя бывшая школа со стеклопакетами на окнах и совсем другой дверью. Заперто. Не вернуться. Перила набережной, черная вода, чугунный фонарь. Не горит. Впереди стенд и светофор. Опять окна и башня сверху. Пусто. Темно. Сквер и памятник. Можно идти прямо. Можно свернуть направо. Светло. Вывески слепят глаза. Яркие и разные. Пульсирует жизнь. Очень много людей, все куда-то идут, все до одного знают – куда. Я не знаю. Это все уже когда-то было. Главное не испугаться на повороте. Универсальное средство – улыбка. Метро пахнуло в лицо резиновым теплом – это была единственная возможность куда-то попасть. Дальнобойщик просигналил, когда я переходила дорогу и кивком пригласил внутрь – эта была единственная возможность не вернуться. Человек в переулке с бешеной скоростью жуя жвачку, фотографировал сам себя – это была единственная настоящая встреча. Я дома.


Previous 10